Главный редактор «МК» Павел Гусев рассказал про цензуру и свободу

фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

— Xoчу oбрaтиться к нaшим читaтeлям — к тeм, кoтoрыe мнoгиe гoды пoдряд нaчинaют утрo с «МК», и тeм, ктo тoлькo нeдaвнo вмeстe с нaшeй гaзeтoй oткрыл для сeбя нoвую стрaницу в жизни. Нaш лoзунг — «Гaзeтa для всex». И пoвeрьтe, нaшa прoфeссиoнaльнaя кoмaндa рaдa любoму oтклику читaтeлeй, пусть дaжe сeрдитoму и нeлицeприятнoму, — знaчит, чeлoвeк думaeт, пeрeживaeт, и, знaчит, нaшa рaбoтa нe нaпрaснa.

Oчeнь чaстo люди, прoчитaв ту или иную стaтью в «МК», вырaжaют блaгoдaрнoсть нaшим журнaлистaм, нo сeгoдня я xoчу скaзaть бoльшoe спaсибo всeм, ктo, взяв в руки свeжий нoмeр «МК», рaздeляeт с нaми нaши трeвoги и вoлнeния, рaдoсти и пeчaли, думaeт o судьбe — свoeй и стрaны в цeлoм. Eсли бы нe вы, нaши вeрныe читaтeли, тo и нaс бы нe былo, нe былo бы нaшeй прoфeссии кaк тaкoвoй. Вы — нaшa игрaющaя кoмaндa, кoтoрaя зaстaвляeт нa инфoрмaциoннoм пoлe всe врeмя двигaться впeрeд.

Oлeг ДЬЯКOВ: — Кaкими прaвилaми вы рукoвoдствуeтeсь в пoдбoрe и рaсстaнoвкe вaшиx журнaлистoв? Кaкими знaниями и нaвыкaми, кaким xaрaктeрoм и кaкoй шкoлoй жизни дoлжeн oблaдaть журнaлист «МК»?

— Журнaлистский кoллeктив в «МК» фoрмируeтся нeпрeрывнo, нo путь твoрчeскoгo чeлoвeкa к читaтeлю инoгдa бывaeт дoлгим, мeдлeнным. Мнoгиe рeбятa нaчинaют прoxoдить прaктику у нaс eщe сo студeнчeскoй скaмьи. Этo студeнты сaмыx рaзныx вузoв, кoтoрыe у нaс пoстoяннo стaжируются, пoддeрживaются нашими именитыми авторами, и затем многие становятся профессионалами, которых вы все знаете.

Студенты журфаков — это наша база для того, чтобы искать и готовить журналистов. Но для нас в конечном счете неважно, какой диплом у нашего автора. Самое главное — это талант, умение ориентироваться в происходящих событиях и ответственно подходить к тому, о чем ты пишешь. Очень важно врожденное или приобретенное умение без искажений отражать объективную информацию через свое субъективное восприятие и делать это так, чтобы было интересно другим. Поэтому в основе газеты стоит именная журналистика — не безликая, а прожитая автором и творчески независимая. Это и есть талант, который мы выращиваем годами. Поэтому читатели и знают фамилии наших журналистов, имеют предпочтения — своих любимых авторов «МК» и хотят встречаться с ними каждый день в газете и в жизни.

фото: Кирилл Искольдский

Николай КОСТИКОВ: — Куда «потерялись» ордена, которые получал «МК» в советское время, почему их нет возле логотипа газеты?

— Эти ордена хранятся в нашем музее, но современный дизайн газеты, на наш взгляд, не предусматривает размещения наград в логотипе. Мы наши награды помним, рассказываем о них и, может быть, при изменении дизайна подумаем над тем, как эти ордена вставить в «шапку» нашей газеты. Спасибо за вопрос.

Александр ОСОКИН: — При какой власти было больше цензуры: при советской, в девяностые годы или сейчас? Когда вам было труднее всего работать?

— Конечно, труднее всего было работать в советский период, когда прессе очень жестко навязывали, что делать и как делать. Каждое утро газета получала специальную телеграмму, где говорилось, какие материалы должны располагаться на каждой полосе.

К примеру, Пленум ЦК КПСС — на первой полосе, сообщение о том, кого принял Генеральный секретарь, — в указанном месте в номере и так далее. Все это было обязательно исполнять, а оставшиеся места мы пытались заполнять текстами о реальной жизни людей и о том, что их интересует. Но вечером, перед сдачей газеты, мы должны были утверждать номер в «цензурном комитете» (как мы его называли), который вычитывал газету, мог забраковать любой живой текст и ставил свою печать о том, что газету можно отправлять в типографию.

Конечно, лучший с точки зрения свободы слова период — это девяностые годы. Абсолютно новая журналистика, новые возможности, темы, взгляды и имена. Это был подарок судьбы и счастливый для журналистики век. Правда, в это время свобода слова очень многими путалась с вседозволенностью, и, к сожалению, иногда появлялись не самые лучшие материалы — оскорбляющие человеческое достоинство, направленные на сведение счетов… Я сожалею о том, что ряд таких материалов в тот период вышел и в нашей газете. Конечно же, не хотелось бы повторять те ошибки.

Сейчас работать достаточно сложно, потому что депутаты Госдумы прошлого созыва ввели очень много поправок в Закон о СМИ, в Закон о рекламе, и эти законодательные акты очень ограничивают возможности свободы слова, возможности журналистов. Но мы стараемся работать в рамках этих законов и писать то, что мы думаем, что чувствуем, и, по-моему, нашему читателю это нравится.

Александр ЛИВИЦКИЙ: — Почему вы так слабо ведете воспитание подрастающего поколения: не учите молодежь любить Родину и преданно служить ей?

— Не могу согласиться с этим упреком. Нет сегодня номера «МК», который бы не рассказывал об успехах нашей российской армии или МЧС, о работе наших общественных организаций, музеев, театров, о новых книгах и фильмах. Мы очень много пишем об уникальных людях, которые совершают подвиги, с достоинством выполняют свой долг. Да, у нас есть критические материалы о тех, кто нарушает Уголовный кодекс и служебную дисциплину. Но именно благодаря этому разнообразию освещения жизни наша газета и является важнейшим звеном воспитания подрастающего поколения.

Хотя главным воспитателем все равно должна быть не газета, не телевидение и кино, а мама, папа, бабушка, другие родственники. Семья, а не газета, — настоящий воспитатель. Именно в семье рождается человек и формируется его внутреннее состояние. Потом, конечно, его воспитывают и формируют школа, институт, трудовой коллектив. Невозможно воспитать человека только газетными статьями, телевизионными передачами и книгами. Общение с родными и товарищами — это основное. Все остальное — дополняет. А вот как СМИ должны дополнять воспитание человека — это самый большой и трудный вопрос, над которым бьются многие поколения не только в России, а во всех странах.

А.ПОДЗАРЕЙ: — Продолжит ли редакция проведение регулярного праздника — Дня «МК» в «Лужниках»?

— К сожалению, пока нет. Сейчас «Лужники» реконструируются, их территория стала огромной строительной площадкой, и проводить там праздник «МК» пока невозможно.

Наталья ТЕМКИНА: — Почему вы сохраняете название «Московский комсомолец» в эпоху, когда комсомола уже нет?

— Наша газета родилась 11 декабря 1919 года, ей недавно исполнилось 97 лет. Она родилась как молодежная и комсомольская газета, не раз меняла свои названия, но в итоге закрепилось название «Московский комсомолец», которое просуществовало многие десятилетия. Не мы выносили и выстрадали это название, не нам его и менять.

Но мы сделали газету популярной и сохранили ее. Мы сделали газету, которую знает вся страна и читатели во многих странах мира, и если завтра мы изменим название, предположим, на «Молодой курьер», то для того, чтобы нас узнавали, мы все равно должны писать в скобках: бывший «Московский комсомолец». А бывших газет не бывает, есть только настоящие. Поэтому и имя мы менять не собираемся. Это решение всего нашего трудового коллектива.

Сергей ЕГОРКИН: — Почему журналисты вашей газеты ужасно безграмотные? Постоянно натыкаюсь на ужасные ошибки, и это вызывает странное ощущение…

— Дорогие наши читатели, хочу сказать, что журналисты у нас грамотные, но газета всегда должна спешить, чтобы успеть передать вам самые свежие новости. И мы используем все возможности, чтобы в самую последнюю минуту предоставить читателю самую актуальную информацию. Иногда из-за оперативности ее не успевают как следует вычитать авторы и корректоры, подключается электронная корректура, которая несовершенна, а иногда сама и делает ошибки. Мы все это видим и знаем, отрабатываем технологию и заранее просим извинить нас за то, что быстрые сообщения иногда содержат технические ошибки.

Татьяна ЛОБАНОВА: — Павел Николаевич, успокойте нас: печатная версия «МК» будет всегда или закроется, как многие другие газеты на бумаге?

— В ближайшие годы печатная версия точно будет существовать, потому что есть вы — наши читатели. И мы не собираемся сегодня менять удобный для вас способ подачи информации. Мы знаем, что у нас есть очень большая аудитория, привыкшая читать газету на бумаге, и будем ее поддерживать. Конечно же, мы совершенствуем и развиваем нашу электронную версию mk.ru. Это очень популярный сайт, который входит в десятку самых читаемых в России. Очень многие молодые люди читают нас именно в электронной версии — в мобильных телефонах и различных гаджетах, и для нас это тоже очень важно. Но самое важное — это бумажная версия, которая должна существовать как можно дольше. Мы будем ее сохранять.

Людмила ШИТОВА: — Когда вашей и нашей любимой газете присвоят почетное звание «Народная газета»?

— Спасибо за такое предложение. То, что мы получаем тысячи писем с таким предложением, говорит о том, что мы — газета для людей, для их настроения. Мы стараемся рассказывать об очень важных эпизодах политики, экономики, жизни Москвы, Подмосковья, других регионов. Это все для вас, поэтому вы нас и называете народной газетой, а нам это очень приятно. Звание, которое присвоили нам наши читатели, и есть самое почетное, и его не нужно как-то дополнительно присваивать.

Николай ПРИХОДЬКО: — Кто или что мешает расследованию убийства Дмитрия Холодова?

— Раньше этому мешало Министерство обороны под руководством Грачева. За период расследования убийства Дмитрия Холодова сменились четыре Генеральных прокурора, десяток следователей. К сожалению, за этот период каким-то странным, непонятным образом исчезли различные документы, улики, фактические материалы, подлинники признательных показаний. Было сделано все для того, чтобы переправить это дело в военный суд, где военные будут сами судить других военных по обвинению в преступлении, в котором последние не хотели признаваться. Хотя первоначально все они признали свою вину.

Мы направили заявление в Европейский суд по правам человека, писали в ООН… Мы боремся за то, чтобы это расследование продолжалось. Я просил об этом и Президента России, и прокуратуру. Мы надеемся, что рано или поздно обстоятельства этого убийства журналиста будут расследованы.

Валерий ГЕЛЬМАНОВ: — Может ли редакция газеты «Московский комсомолец» попросить нашего уважаемого президента отвечать на письма президенту через «МК»?

— Закона, который бы обязывал президента отвечать на все письма, включая опубликованные в «МК», не существует. Он физически не может отвечать на все публикации в прессе. В России издаются десятки тысяч газет, круглосуточно выходят в эфир телевизионные и радиопередачи. Читает ли Путин письма президенту на страницах «МК»? Я думаю, что некоторые он читает, о каких-то ему докладывают. Но в любом случае эти материалы читают в Администрации Президента, в Правительстве России, в парламенте, а главное — они становятся достоянием нашего читателя, общественности, которую мы информируем о самых насущных и очень сложных проблемах.

Анатолий КУРИЛЕНКО: — Почему в газете нет постоянной литературной страницы, куда исчез «Турнир поэтов», благодаря которому многие молодые творческие люди в свое время приобщились к «МК»?

— Согласитесь, что у нас в газете постоянно присутствует литература, а знаменитые писатели выступают с авторскими колонками. Мы очень много пишем о новых книгах, берем интервью у литераторов. Что касается «Турнира поэтов», то он исчез, когда молодые поэты перестали заваливать газету стихами. Появились электронные поэтические ресурсы, на которых стихи размещаются моментально самим автором, и многие молодые поэты ушли туда. Но мы неоднократно поднимали вопрос о том, чтобы воссоздать такую «книжку в газете», каким был «Турнир поэтов». Я не исключаю, что мы это сделаем, но тут все главным образом зависит от запроса и активности наших читателей.

Василий АРТЮХ: — Как вы думаете, правильно ли размещать в вашей газете в верхнем левом углу фото судимой в России украинской депутатки Савченко и на этом же месте через два дня — великого артиста Зельдина? Совместимо ли это с их заслугами?

— Вы ошибаетесь, если думаете, что левый угол в газете предназначен только для заслуженных людей. Это место, где анонсируются важные, самые событийные, знаковые материалы текущего номера. Они могут быть как со знаком «минус», так и со знаком «плюс». Это место для анонса, а не доска почета.

Вячеслав ЛОБАЧЕВ: — Как хорошие геологи (а вы раньше были геологом и принимали участие в экспедициях) превращаются в отличных журналистов?

— Да, я был геологом, я работал в комсомоле, прошел Литературный институт, очень много работал с людьми, и мне сейчас это помогает делать газету о людях и для людей. В сложных условиях геологических экспедиций, когда команда сталкивается с препятствиями, практически каждый человек проявляет себя как настоящий человек. Самое важное — научиться понимать самое лучшее, что есть в окружающих тебя людях, но и чтобы они тебя понимали. Тогда появляется команда и чувство ответственности не только за себя, но и за того, кто стоит с тобой рядом. В газете это чувство ответственности перед нашим читателем. Этот командный дух формирует нашу газету. Каждый понимает, что один — он и есть один, а с командой единомышленников он всегда будет сильнее. Мы этим укреплением силы каждого автора и читателя и занимаемся в «МК».

Смотрите фоторепортаж по теме:

«Московский комсомолец» отпраздновал день рождения

36 фото

Комментарии и уведомления в настоящее время закрыты..

Комментарии закрыты.